Бастрыкин Александр Иванович

Предложения СК России по совершенствованию законодательства по вопросам расследования преступлений, связанных с врачебными ошибками

Следственный комитет Российской Федерации столкнулся сегодня с проблемой ответственности медицинских работников за гибель пациентов и причинения им вреда здоровью. Качественная медицина – важный катализатор благополучия общества: специалисты СК России и представители медицинского сообщества постоянно взаимодействуют, обсуждая наиболее важные вопросы правового регулирования квалификации преступлений, совершаемых врачами.

Действительно, за последние шесть лет число обращений в Следственный комитет на ошибки или ненадлежащие действия врачей и медработников выросло более чем втрое: в 2012 году их было чуть более 2 тысяч по всей стране, то к 2017 году количество таких обращений составило более 6 тысяч. При этом надо понимать, что лавинообразный рост жалоб на действия врачей не сопровождается аналогичным ростом числа возбуждаемых в отношении их уголовных дел.

Конечно, не всегда речь идет о преступлениях: зачастую гибель или вред здоровью пациентов зависит от объективных факторов, на которые медики повлиять не в силах. Однако каждое обращение, связанное с оказанием медицинской помощи, тщательно проверяется следователями СК России, ведь только в рамках расследования уголовного дела можно установить все обстоятельства произошедшего. Это позволяет, с одной стороны, защитить права пациентов на объективное расследование возможных неквалифицированных действий медицинских работников, с другой – оградить и самого врача от необоснованных обвинений. В результате лишь 10% уголовных дел в отношении медиков доходяг до суда – в 90 % случаев следователи доказывают их невиновность.

Я и сам стараюсь в рамках личных приемов граждан детально вникнуть и разобраться в каждом случае гибели или причинении вреда здоровью пациентов: для этого провожу личные приемы с участием представителей медицинского сообщества. Каждый случай гибели пациента, его травмирования, причинения ему моральных страданий, безусловно, требует индивидуального подхода, но во всех таких ситуациях следователи и медики должны проявлять компетентность, сочувствие и уважение к потерпевшим.

Следственный комитет работает в рамках действующего законодательства, но вместе с экспертами в области медицины и юриспруденции уже выработаны предложения по его совершенствованию. В настоящее время деяния в сфере оказания медпомощи квалифицируются по следующим статьям УК РФ: 109 (причинение смерти по неосторожности), 118 (причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности), 238 (оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности), 293 (халатность), однако ни одна из них не учитывает особенности профессиональной медицинской деятельности. Ранее на заседании межведомственной рабочей группы, в которую входят следователи, профессора в области медицины и юриспруденции, представители общественных организаций, были выработаны новые предложения по введению новых статей в УК РФ: ст. 124.1 «Ненадлежащее оказание медицинской помощи (медицинской услуги)», ст. 124.2 «Сокрытие нарушения оказания медицинской помощи».

Ст. 124.1 предполагает уголовную ответственность за «ненадлежащее оказание медицинской помощи (медицинской услуги)», если это повлекло по неосторожности гибель плода человека и (или) причинение тяжкого вреда здоровью человека. При этих обстоятельствах предусматривается наказание в виде штрафа в размере до двухсот тысяч рублей либо лишение свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. Те же действия, повлекшие по неосторожности смерть человека, наказываются штрафом в размере до пятисот тысяч рублей либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. А если эти действия повлекли по неосторожности смерть двух или более лиц, то предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. Под плодом человека понимается внутриутробно развивающийся человеческий организм с 9 недели беременности до рождения.

Ст. 124.2 предусматривает уголовную ответственность за внесение недостоверных сведений в медицинскую документацию, ее сокрытие либо уничтожение, а равно сокрытие, уничтожение либо подмену биологических материалов с целью сокрытия ненадлежащего оказания медицинской помощи (медицинской услуги) другим медицинским работником, деяния которого повлекли причинение тяжкого вреда здоровью либо гибель плода человека, либо смерть одного или более лиц (наказание в виде штрафа в размере до трехсот тысяч рублей либо лишение свободы на срок до трех лет). То же деяние, совершенное должностным лицом, либо лицом, осуществляющим управленческие функции в медицинской организации, наказывается штрафом в размере до одного миллиона рублей либо лишением свободы на срок до пяти лет.

Также предлагается новая редакция ст. 235 УК РФ «Незаконное осуществление медицинской и (или) фармацевтической деятельности».

Необходимо понимать, что к ответственности будут привлекаться только те врачи, которые допустили грубейшие нарушения стандартов и протоколов лечения. Работа над окончательным текстом законопроекта еще продолжается, но мы полагаем, что предложенные изменения позволят значительно минимизировать ошибки правоприменения, защитив таким образом как права пациентов, так и медицинских работников.

Уважаемые посетители сайта, как вы считаете, каким образом необходимо совершенствовать законодательство, чтобы защитить пациентов, учитывая при этом специфику медицинской деятельности? Согласны ли вы с предложениями нашего ведомства?

Комментарии
Комментариев: 6
Ответ Председателя Следственного комитета России
16 Октября 2018
16:28:14

Бастрыкин Александр Иванович:

Уважаемые посетители сайта! 
Благодарю вас за ваше мнение по такому важному вопросу.  Уверен, что, прислушиваясь к вам, общаясь с представителями медицинского сообщества – понимая таким образом все аспекты этой проблемы, мы сможем действительно грамотно проработать вопросы совершенствования законодательства о расследовании преступлений, связанных с врачебными ошибками. Подчеркну, что для нас очень важно услышать позиции всех сторон – это в дальнейшем будет хорошим подспорьем для нашей работы. У нас нет цели создать очередную неработающую норму, «закрутить гайки», каким-либо образом дискредитировать медицинскую профессию. Наоборот – стремление одно: защитить как права пациентов, так и врачей от необоснованного уголовного преследования. Буду рад, если дискуссия по этой теме продолжится на площадке моего Блога.
Зайцева Марина Станиславовна
10 Октября 2018
03:52:06

Считаю, что при госпитализации больной должен иметь право ОФИЦИАЛЬНО и ДОБРОВОЛЬНО подписать доверенность на получение любых сведений о его здоровье лицом, которое он укажет. Доверенность должна иметь силу в случае неблагоприятного исхода .Не каждый, поступая в больницу, предполагает,что скончается в результате ненадлежащей медицинской помощи. При этом распространяется доверенность только на родственников недееспособных граждан или на опекунов. В этом и есть камень преткновения. Родственникам умерших чинят препятствия в ознакомлении с мед документацией сами врачи(игнорирование свободы волеизъявления больного) и следователи. Следователи выносят отказ в ВУД, стремясь всячески отмотаться от врачебного дела из-за сложности, игнорируют решение высшей судебной инстанции-Конституционного суда от июня 2015 №1275.Родственники проходят все круги ада,прежде чем получат доступ к медицинским документам. Это-КОРРУПЦИОННАЯ составляющая. Не секрет, что эксперты-врачи ПОКРЫВАЮТ вину коллег. А потерпевшие не могут получить консультацию специалистов по оказанной медпомощи. Считаю: пришел в больницу, получи официальный бланк-доверенность в двух экземплярах(один в карту, другой родным).По -другому больной ,а в случае смерти по вине врачей, родные становятся заложниками СИСТЕМЫ СОКРЫТИЯ ВРАЧЕБНЫХ ОШИБОК. Чувство безнаказанности и корпоративность убивает ответственность и клиническое мышление врача. Нужен приказ Минздрава, самостоятельно инициировать этот закон Минздрав не будет ни за что. Нужно привлечь юристов для признания действия гражданской доверенности пациента после смерти. Иначе получается абсурд под прикрытием "тайны врачей".Я этот ад прошла.

Считаю, что давно пора поднять вопрос об унификации форм первичной медицинской документации стационарного больного. Именно на стационарном этапе жизнь больного зависит от врача напрямую. Приказ МЗ РФ о перечнях форм медицинской документации от 4 октября 1980 г вроде как не действует, но имеется письма Минздрава, мало вразумительные и не являющиеся нормативными актами. Это приводит к злоупотреблениям. Убедилась, что карты ведутся плохо, не исполняется требование проставлять время ,указывать полностью ФИО медработника, ведение в хронологической последовательности. Некоторые формы устарели, в них не внесены изменения. Пользуются в разных больницах разными, это усложняет работу эксперта, а при желании, изменив форму, можно просто "спрятать"существенные детали. Нужно запретить вести записи на некачественной бумаге. Карта-документ и важнейшее доказательство. На деле, пожелтевшая бумага из отходов рассыпается еще до передачи карты на экспертизу. Уже после одной экспертизы приходят ломотья. Под это дело из документов просто" невинно "пропадают, отрываются ВАЖНЫЕ фрагменты,по которым должны установит истину. Истина на макулатуре-неуважение к жизни больного,к врачу и эксперту. Следует навести порядок в сроках хранения результатов обследований, журналов, в которых они регистрируются. Уничтожаются некоторые недопустимо быстро, восстановить или проверить запись в карте невозможно. Но ведь это доказательная база виновности или невиновности медучреждения. А уголовное дело, как правило, заводится не один год спустя. Должна быть усилена ответственность за хранение архивированной документации. Любой документ должен выдаваться под расписку получателю и приниматься под расписку на хранение. Следователь должен получать одновременно заверенную должным образом копию и оригинал. Я и другие потерпевшие столкнулись с уничтожением документации экспертами. Я это установила по своей копии, другая потерпевшая- по заверенной копии суда. В моем случае у следователя копии не было.. Считаю, что в помощь следователю должен быть принят ведомственный приказ, в котором должны быть перечислены важнейшие требования по изъятию документации из больницы для проведения проверки. Даже если следователь не компетентен в медицине, он должен обеспечить сохранность доказательств уже на этапе проверки, хотя бы в виде заверенной копии, чтобы предотвратить фальсификацию. А следователь понятия не имеет, что ему изымать, и думает, что карта-это все. А это СОВСЕМ НЕ ВСЕ. Хорошо, когда у следователя есть список документации, названия учетных форм и сроки хранения. Если нет, то доказательства могут быть утрачены или намеренно уничтожены. Оригиналы должны передаваться следствию прошитыми, бланки анализов прикрепляться под скрепку, а не под толстый слой клея, от которого бланки просто отламываются. и "теряются." Полученные для экспертизы документы, пленки, диски должны быть описаны следователем при отправке на экспертизу, проверены и описаны при возвращении .В моем случае при отправке был один список документов, при возвращении-другой. Важнейшие доказательства умно уничтожены. Кем-разбираюсь. Я не навязываю свое мнение. Я пишу о том, с чем столкнулась. Может это облегчит работу следователей и экспертов. Спасибо.

Туманов Андрей Павлович
08 Октября 2018
12:00:00

А мне хотелось бы поблагодарить Следственный комитет за эти инициативы. Мне кажется, что люди думают именно о пациентах, защищают их права. Ведь то, что сейчас мы имеем порой не хватает, чтобы действительно привлечь врача. Кто докажет из них, что их коллега допустил халатность, а не ошибку. Где та грань между ошибкой и халатностью?