Бастрыкин Александр Иванович

22 Октября 2018
12:21:26
Предложения СК России по совершенствованию законодательства по вопросам расследования преступлений, связанных с врачебными ошибками

Следственный комитет Российской Федерации столкнулся сегодня с проблемой ответственности медицинских работников за гибель пациентов и причинения им вреда здоровью. Качественная медицина – важный катализатор благополучия общества: специалисты СК России и представители медицинского сообщества постоянно взаимодействуют, обсуждая наиболее важные вопросы правового регулирования квалификации преступлений, совершаемых врачами.

Действительно, за последние шесть лет число обращений в Следственный комитет на ошибки или ненадлежащие действия врачей и медработников выросло более чем втрое: в 2012 году их было чуть более 2 тысяч по всей стране, то к 2017 году количество таких обращений составило более 6 тысяч. При этом надо понимать, что лавинообразный рост жалоб на действия врачей не сопровождается аналогичным ростом числа возбуждаемых в отношении их уголовных дел.

Конечно, не всегда речь идет о преступлениях: зачастую гибель или вред здоровью пациентов зависит от объективных факторов, на которые медики повлиять не в силах. Однако каждое обращение, связанное с оказанием медицинской помощи, тщательно проверяется следователями СК России, ведь только в рамках расследования уголовного дела можно установить все обстоятельства произошедшего. Это позволяет, с одной стороны, защитить права пациентов на объективное расследование возможных неквалифицированных действий медицинских работников, с другой – оградить и самого врача от необоснованных обвинений. В результате лишь 10% уголовных дел в отношении медиков доходяг до суда – в 90 % случаев следователи доказывают их невиновность.

Я и сам стараюсь в рамках личных приемов граждан детально вникнуть и разобраться в каждом случае гибели или причинении вреда здоровью пациентов: для этого провожу личные приемы с участием представителей медицинского сообщества. Каждый случай гибели пациента, его травмирования, причинения ему моральных страданий, безусловно, требует индивидуального подхода, но во всех таких ситуациях следователи и медики должны проявлять компетентность, сочувствие и уважение к потерпевшим.

Следственный комитет работает в рамках действующего законодательства, но вместе с экспертами в области медицины и юриспруденции уже выработаны предложения по его совершенствованию. В настоящее время деяния в сфере оказания медпомощи квалифицируются по следующим статьям УК РФ: 109 (причинение смерти по неосторожности), 118 (причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности), 238 (оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности), 293 (халатность), однако ни одна из них не учитывает особенности профессиональной медицинской деятельности. Ранее на заседании межведомственной рабочей группы, в которую входят следователи, профессора в области медицины и юриспруденции, представители общественных организаций, были выработаны новые предложения по введению новых статей в УК РФ: ст. 124.1 «Ненадлежащее оказание медицинской помощи (медицинской услуги)», ст. 124.2 «Сокрытие нарушения оказания медицинской помощи».

Ст. 124.1 предполагает уголовную ответственность за «ненадлежащее оказание медицинской помощи (медицинской услуги)», если это повлекло по неосторожности гибель плода человека и (или) причинение тяжкого вреда здоровью человека. При этих обстоятельствах предусматривается наказание в виде штрафа в размере до двухсот тысяч рублей либо лишение свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. Те же действия, повлекшие по неосторожности смерть человека, наказываются штрафом в размере до пятисот тысяч рублей либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. А если эти действия повлекли по неосторожности смерть двух или более лиц, то предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. Под плодом человека понимается внутриутробно развивающийся человеческий организм с 9 недели беременности до рождения.

Ст. 124.2 предусматривает уголовную ответственность за внесение недостоверных сведений в медицинскую документацию, ее сокрытие либо уничтожение, а равно сокрытие, уничтожение либо подмену биологических материалов с целью сокрытия ненадлежащего оказания медицинской помощи (медицинской услуги) другим медицинским работником, деяния которого повлекли причинение тяжкого вреда здоровью либо гибель плода человека, либо смерть одного или более лиц (наказание в виде штрафа в размере до трехсот тысяч рублей либо лишение свободы на срок до трех лет). То же деяние, совершенное должностным лицом, либо лицом, осуществляющим управленческие функции в медицинской организации, наказывается штрафом в размере до одного миллиона рублей либо лишением свободы на срок до пяти лет.

Также предлагается новая редакция ст. 235 УК РФ «Незаконное осуществление медицинской и (или) фармацевтической деятельности».

Необходимо понимать, что к ответственности будут привлекаться только те врачи, которые допустили грубейшие нарушения стандартов и протоколов лечения. Работа над окончательным текстом законопроекта еще продолжается, но мы полагаем, что предложенные изменения позволят значительно минимизировать ошибки правоприменения, защитив таким образом как права пациентов, так и медицинских работников.

Уважаемые посетители сайта, как вы считаете, каким образом необходимо совершенствовать законодательство, чтобы защитить пациентов, учитывая при этом специфику медицинской деятельности? Согласны ли вы с предложениями нашего ведомства?

Комментарии
Комментариев: 19
Михайленко Владимир Сергеевич
14 Января 2019
11:36:27

Уважаемый Александр Иванович, тема затронутая Вами, всегда крайне актуальна. Я столкнулся с этим вопросом в психиатрии, где все документы скрыты от пациентов и их близких, под видом благих намерений сохранить медицинскую тайну. Отмечу три важных момента: В современной психиатрии при медикаментозном лечении серьезных заболеваний нет полного исцеления и требуется дальнейший прием лекарств на протяжении всей жизни. За этим обычно следят близкие родственники. А вот эпикриз при выходе из больницы, где письменно указывается диагноз, проведенное лечение и самое главное, рекомендации по дальнейшему лечению на дому, получить нельзя. Предлагаю обязать медицинские клиники при выписке больных выдавать эпикриз на руки. Также стоит особо отметить, что понятием "дееспособный" психиатры манипулируют с ловкостью наперсточников. В одном документе человеку дают диагноз "злокачественная шизофрения непрерывного течения" которая длится много лет без лечения и тут же этот человек является дееспособным. В этом же документе пишут что человек не в состоянии удовлетворять свои элементарные жизненные потребности и тут же он - дееспособный. Эта ситуация требует тщательного исследования. Так же следует обратить внимание на документы, которые больные подписывают в стационаре. Известно что нейролептики подавляют силу воли. Человек при определенной дозировке может подписать любой документ. Это есть почва для различных злоупотреблений. С уважением. В. Михайленко.

Макаров Сергей Владимирович
10 Января 2019
16:46:40

Уважаемый А.И. Бастрыкин. В первую очередь чрезвычайно тронут подобным обращением к нам – обычным пользователям сети. Вы в такой серьезной и всеобъемлющей должности находите время выслушать мнение народа. Спасибо. Просто спасибо! Теперь чаще буду заходить в Ваш личный блог, может что дельного подскажу из своего видения, по теме. Добавление статей медицинской направленности, конечно, будет уместным и позволит выделить деяния в отдельное, специализированное и специфичное русло, хотя и создаст на первых порах путаницу в квалификации со стороны правоприменителя (ст. 238 и по ст. 124.1), которому возможно потребуется разъяснение Пленума о соотношении данных статей между собой и правильной квалификации. Ст. 124.2 возможно начнет «конфликтовать» со ст. 327 УК РФ. Предлагаемая ст. 235 видится в этом плане индивидуализированной. Но! Даже если устранить конфликты статей и растолковать их применение, думается, что количество наказаний и доведения уголовных дел до суда от этого не прибавится. Ведь основная проблема кроется не в квалификации, а в доказывании преступных фактов после трагедии. Тема сложная. Когда речь идет об операции – тут все боле менее понятно. В этом случае, возможно, стоит пересмотреть нормы материального права в области медицины и некоторых других областях. Ведь не каждая экспертиза сможет доказать вину того или иного специалиста. Кто его знает, как себя там врачи вели во время операции? Хорошим решением было бы обязательство проведения видеозаписи или иного технического контроля хода операции. Но, это сами понимаете, решение, требующее комплексного подхода. Здесь затрагиваются не только медицина, но и тайны, вопросы административного устройства медицинских организаций, технического их оснащения, хранения отснятых материалов и т.п. Естественно врачи будут выступать против, и их доводы можно будет принимать во внимание. Но с другой стороны, показания специалистов, изучающих видеозапись в рамках следствия могли бы стать довольно вескими доказательствами наличия вины или отсутствия ее у конкретных должностных лиц, проводящих операцию. Выезды на дом должностных лиц скорой помощи и неправильные квалификации со стороны врачей. Здесь достаточно использовать средства звукозаписи. Ничто не мешает его взять врачу с собой. И кстати, данные средства могут послужить доказательством наличия вины потерпевшего в случае совершения им каких-либо преступных действий. Другое дело, когда трагедия возникает в стационаре, когда люди погибают не в один день. Когда лечение осуществляется с ошибками. Когда лечат не так как это действительно нужно делать. Это проблема. Каждый укол в вену и подобные процедуры на камеру не снимешь. В каждой палате по камере не поставишь. Остается только надеяться на сознательность определенных должностных лиц. Кстати, у нас в Калининграде недавно случай с ИО главврача роддома произошел, тоже из ряда вон выходящий. И, наверное, если бы не гражданская позиция отдельных людей факт бы не всплыл. Так что положительные реакции коллег тоже имеют место быть в раскрытии преступлений. С другой стороны насколько это прививается в МедВУЗах? Вопрос сложный, но учитывая описанную вами статистику, хорошо, что вы работаете в этом направлении. С уважением! Макаров Сергей

Ответ Председателя Следственного комитета России
27 Декабря 2018
09:00:00

Бастрыкин Александр Иванович:

Уважаемые посетители сайта! 
Благодарю вас за ваше мнение по такому важному вопросу.  Уверен, что, прислушиваясь к вам, общаясь с представителями медицинского сообщества – понимая таким образом все аспекты этой проблемы, мы сможем действительно грамотно проработать вопросы совершенствования законодательства о расследовании преступлений, связанных с врачебными ошибками. Подчеркну, что для нас очень важно услышать позиции всех сторон – это в дальнейшем будет хорошим подспорьем для нашей работы. У нас нет цели создать очередную неработающую норму, «закрутить гайки», каким-либо образом дискредитировать медицинскую профессию. Наоборот – стремление одно: защитить как права пациентов, так и врачей от необоснованного уголовного преследования. Буду рад, если дискуссия по этой теме продолжится на площадке моего Блога.