Бастрыкин Александр Иванович

22 Октября 2018
12:21:26
Предложения СК России по совершенствованию законодательства по вопросам расследования преступлений, связанных с врачебными ошибками

Следственный комитет Российской Федерации столкнулся сегодня с проблемой ответственности медицинских работников за гибель пациентов и причинения им вреда здоровью. Качественная медицина – важный катализатор благополучия общества: специалисты СК России и представители медицинского сообщества постоянно взаимодействуют, обсуждая наиболее важные вопросы правового регулирования квалификации преступлений, совершаемых врачами.

Действительно, за последние шесть лет число обращений в Следственный комитет на ошибки или ненадлежащие действия врачей и медработников выросло более чем втрое: в 2012 году их было чуть более 2 тысяч по всей стране, то к 2017 году количество таких обращений составило более 6 тысяч. При этом надо понимать, что лавинообразный рост жалоб на действия врачей не сопровождается аналогичным ростом числа возбуждаемых в отношении их уголовных дел.

Конечно, не всегда речь идет о преступлениях: зачастую гибель или вред здоровью пациентов зависит от объективных факторов, на которые медики повлиять не в силах. Однако каждое обращение, связанное с оказанием медицинской помощи, тщательно проверяется следователями СК России, ведь только в рамках расследования уголовного дела можно установить все обстоятельства произошедшего. Это позволяет, с одной стороны, защитить права пациентов на объективное расследование возможных неквалифицированных действий медицинских работников, с другой – оградить и самого врача от необоснованных обвинений. В результате лишь 10% уголовных дел в отношении медиков доходяг до суда – в 90 % случаев следователи доказывают их невиновность.

Я и сам стараюсь в рамках личных приемов граждан детально вникнуть и разобраться в каждом случае гибели или причинении вреда здоровью пациентов: для этого провожу личные приемы с участием представителей медицинского сообщества. Каждый случай гибели пациента, его травмирования, причинения ему моральных страданий, безусловно, требует индивидуального подхода, но во всех таких ситуациях следователи и медики должны проявлять компетентность, сочувствие и уважение к потерпевшим.

Следственный комитет работает в рамках действующего законодательства, но вместе с экспертами в области медицины и юриспруденции уже выработаны предложения по его совершенствованию. В настоящее время деяния в сфере оказания медпомощи квалифицируются по следующим статьям УК РФ: 109 (причинение смерти по неосторожности), 118 (причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности), 238 (оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности), 293 (халатность), однако ни одна из них не учитывает особенности профессиональной медицинской деятельности. Ранее на заседании межведомственной рабочей группы, в которую входят следователи, профессора в области медицины и юриспруденции, представители общественных организаций, были выработаны новые предложения по введению новых статей в УК РФ: ст. 124.1 «Ненадлежащее оказание медицинской помощи (медицинской услуги)», ст. 124.2 «Сокрытие нарушения оказания медицинской помощи».

Ст. 124.1 предполагает уголовную ответственность за «ненадлежащее оказание медицинской помощи (медицинской услуги)», если это повлекло по неосторожности гибель плода человека и (или) причинение тяжкого вреда здоровью человека. При этих обстоятельствах предусматривается наказание в виде штрафа в размере до двухсот тысяч рублей либо лишение свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. Те же действия, повлекшие по неосторожности смерть человека, наказываются штрафом в размере до пятисот тысяч рублей либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. А если эти действия повлекли по неосторожности смерть двух или более лиц, то предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. Под плодом человека понимается внутриутробно развивающийся человеческий организм с 9 недели беременности до рождения.

Ст. 124.2 предусматривает уголовную ответственность за внесение недостоверных сведений в медицинскую документацию, ее сокрытие либо уничтожение, а равно сокрытие, уничтожение либо подмену биологических материалов с целью сокрытия ненадлежащего оказания медицинской помощи (медицинской услуги) другим медицинским работником, деяния которого повлекли причинение тяжкого вреда здоровью либо гибель плода человека, либо смерть одного или более лиц (наказание в виде штрафа в размере до трехсот тысяч рублей либо лишение свободы на срок до трех лет). То же деяние, совершенное должностным лицом, либо лицом, осуществляющим управленческие функции в медицинской организации, наказывается штрафом в размере до одного миллиона рублей либо лишением свободы на срок до пяти лет.

Также предлагается новая редакция ст. 235 УК РФ «Незаконное осуществление медицинской и (или) фармацевтической деятельности».

Необходимо понимать, что к ответственности будут привлекаться только те врачи, которые допустили грубейшие нарушения стандартов и протоколов лечения. Работа над окончательным текстом законопроекта еще продолжается, но мы полагаем, что предложенные изменения позволят значительно минимизировать ошибки правоприменения, защитив таким образом как права пациентов, так и медицинских работников.

Уважаемые посетители сайта, как вы считаете, каким образом необходимо совершенствовать законодательство, чтобы защитить пациентов, учитывая при этом специфику медицинской деятельности? Согласны ли вы с предложениями нашего ведомства?

Комментарии
Комментариев: 35
Минасян Владислав Мартиросович
07 Июля 2019
16:12:31
Здравствуйте, Александр Иванович! Ятрогенные преступления - одни из самых труднораскрываемых и труднодоказываемых. Поэтому создание выделенного подразделения для расследования именно таких преступлений несомненно правильное и важное решение. Проблема заключается, как всегда, в кадровом обеспечении. Я, как следователь с довольно большим стажем, всегда сталкивался с тем, что расследования тех или иных преступлений поручаются не в зависимости от конкретных знаний следователя, а по мере загруженности или опытности. Несомненно, каждый должен стремиться к универсальности путём самообразования, накопления опыта, чтения научной литературы, обращения к специалистам различного профиля и т.д. Однако на практике мы встречаем малоопытных и, самое страшное, малознающих следователей и их руководителей. Как мне кажется, для расследования данного вида преступлений необходим тщательный отбор следователей и руководителей следственных подразделений, которые способны понимать предмет расследования. Иначе мы рискуем не победить данный вид преступности, а загнать его в "глубокое подполье" и сделать из латентной - суперлатентной. Это хорошо для статистики, но не для общества и государства. В связи с этим, как мне кажется, следует уделить большое внимание подбору кадров для данной работы.
Ефимов Алексей Сергеевич
30 Мая 2019
11:25:35

Здравствуйте Александр Иванович! Контроль деятельности медицинских учреждений и врачей, выявление противоправных действий очень актуален сегодня. Эта сфера касается чуть ли не каждого второго обратившегося за помощью в медицинские организации. Особо остро эти нарушения происходят в медицинских учреждениях закрытого типа. Где у человека нет фактической возможности защититься от произвола руководства и врачей. Нарушается главный принцип врачебной этики - "Не навреди". Условия содержания тяжелы и пациента склоняют к фармакологическому лечению, даже если оно не нужно или нужно на короткий период времени. Без должной диагностики и детального разбора жизненных обстоятельств врачи ставят диагнозы по своему усмотрению, которые в действительности отсутствуют и выписывают на основании их препараты, в которых пациент не нуждается, а иногда просто не безопасны для пациента. Убеждают в необходимости приёма этих препаратов чуть ли не пожизненно. Препараты прописываются без учёта состояния пациента. Формально. Правовую поддержку получить сложно. Сроки для отмены и изменения диагноза коротки. Игнорируются возможности не медикаментозного лечения, обладающего отсутствием побочных эффектов. Столкнулся с этим лично, близкие и знакомые. Что делать с такими диагнозами и судьбами людей? Последствия таких действий печальны и требуют от пациентов и близких максимальной мобилизации финансовых и моральных возможностей. Вышеуказанные статьи предусматривают ответственность в случае наступления серьезного ущерба здоровью граждан. А что делать если такового не случилось, но качество жизни и возможности для трудовой деятельности, социальный статус пациента, отношения с близкими после проведённых манипуляций резко ухудшились? Моральный вред без особых тяжких последствий очень тяжело доказуем. Добросовестные врачи изучают все возможные и альтернативные методы профилактики, лечения и оздоровления пациентов и иногда вынуждены идти против указаний руководителей, чтоб улучшить качество жизни пациентов. Программы лечения подбираются врачами без учёта объективных данных. Через систему ЕМИАС формально нарушается право врачебной тайны (каждому врачу местных филиалов доступна информация о наличии у пациента инвалидности и основания этой инвалидности, не нужная ему совершенно). При звонке в ЕМИАС информация о инвалидности и льготах отсутствует вовсе. Из-за большой "текучки" кадров данная информация становится известной лицам, для которых она не предназначена. Согласен, бывают сложные пациенты, которые не признают необходимость лечения. Это проблема доверия, проблема сокрытия информации о возможных вариантах помощи, проблема ухудшения состояния здоровья после проведенных манипуляций. Прошу Вас рассмотреть возможность создания в вашем ведомстве структуры, способной всесторонне рассматривать вышеописанные проблемы и дополнить предложенные статьи пунктами о моральном вреде без особых последствий для здоровья пациентов. С уважением, Ефимов А.С.

Жукова Нина Юрьевна
29 Мая 2019
04:08:03

Здравствуйте, уважаемый Александр Иванович! Я эксперт отдела сложных экспертиз «Бюро СМЭ» ЕАО. Количество экспертиз в нашем регионе по вопросам оказания медицинской помощи и запросов на данный вид экспертиз из других регионов растёт. Количество вопросов в данных экспертизах может быть более 100. Вопросы следователя дублируются вопросами родственников. Много вопросов, не входящих в компетенцию эксперта - на оценку прогноза, заданных в сослагательном наклонении. Нецелесообразность таких вопросов не раз обсуждалась на профильных комиссиях и конференциях СМЭ. Отсутствует единая нормативная и методическая база для написания комиссионных экспертиз, нет единого подхода в названиях экспертиз (комплексная, комиссионная), что приводит к допросам эксперта и указанию на процессуальные нарушения со стороны защиты. Возникают проблемы с оплатой экспертиз внештатным специалистам. У меня вызывает непонимание вопрос о лицах совершивших дефекты в оказании помощи. Медицинская документация вносится в экспертизу с фамилиями и указанием на подписи специалистов. Эксперт не в праве устанавливать вину, а указывая на лицо, допустившие дефект, получается, что он и устанавливает вину. Это не компетенция эксперта. Дефицит врачей на территории области приводит к тому, что привлекаются внештатные специалисты с соседних регионов, что приводит к удлинению сроков, необходимости неоднократно выезжать в другой регион. На этапе поступления материалов следователю зачастую без ознакомления, материалы передаются в бюро, где выясняется, что не хватает документов. Дополнительные запросы удлиняют время проведения экспертиз. Отсутствуют единые подходы к оценке понятий «дефект» и «недостаток». Данная терминология не совпадает для СМЭ и экспертизы оценки качества медицинской помощи: у этих экспертиз различные цели и задачи. Я прошу учитывать данные моменты при разработке методической и нормативной базы для следователей.