Российская газета: "От банка осталось одно название"


Следственный комитет подозревает руководство второй по величине кредитной организации Татарстана в обмане на миллиарды рублей

Едва ли бывшим клиентам Татфондбанка стоит рассчитывать на возобновление его деятельности. Незадолго до введения временной администрации в декабре банк сорвался в штопор, от него осталась только огромная черная дыра. Реанимировать там нечего.

Громким уголовным делом закончилась афера с крупным кредитом, который получил Татфондбанк летом прошлого года. Сейчас под подозрением фактически все руководство банка, а сумма хищения пока измеряется тремя миллиардами рублей.

Превышение обязательств над активами в Татфондбанке составляет, по оценке Банка России, 97 миллиардов рублей, а по оценке потенциальных банков-санаторов - 120 миллиардов, рассказала зампред Центрального банка Ольга Полякова. Это вторая или третья по размеру "дыра" в активах в истории банковских банкротств - первые места занимают Внешпромбанк (210 миллиардов) и Траст (114 миллиардов).

Чтобы провести санацию, понадобилось бы минимум 220-230 миллиардов рублей - на восстановление дисбаланса, капитала и ликвидности. Это несопоставимо с обязательствами перед физлицами в рамках системы страхования вкладов (54 миллиарда), которые сейчас практически полностью погашены.

"Дыра" в банке составила 100 миллиардов рублей, для его спасения потребовалось бы минимум 220 миллиардов

Как оказалось, ЦБ вел переговоры с руководством и собственниками банка с мая, когда вскрыл его тяжелейшее финансовое состояние. "До нашей встречи в конце ноября они не признавали всей тяжести проблем и заверяли, что акционеры банк в беде не оставят, - рассказал первый зампред Банка России Дмитрий Тулин. - Но затем полностью согласились с нашими выводами, однако при этом неожиданно сообщили, что не смогут самостоятельно восстановить платежеспособность банка.

Акционеры предложили очень ограниченную поддержку, которой было совершенно недостаточно". Затем корпоративные клиенты банка перестали зачислять денежные средства на счета и начали, наоборот, вывод средств. Это привело и к оттоку вкладчиков. Быстро наступил кризис ликвидности, ряд операций в начале декабря еще больше ухудшили состояние банка. С 15 декабря в него была введена временная администрация, которая обнаружила, что предварительно установленный размер "дыры" в активах вырос более чем вдвое.

Был шанс на спасение банка кредиторами, но всего два юрлица согласились участвовать в конвертации долга в капитал банка (bail-in). "Мы добросовестно исследовали каждое предложение наших контрагентов, доводя его до фактов, факты рассыпались, - сказал Дмитрий Тулин. - Цифра по bail-in, на которую мы реально смогли выйти, составила 5 миллиардов рублей". При этом bail-in должен был покрыть хотя бы обязательства АСВ перед физлицами и составить как минимум 60-70 миллиардов рублей.

Банк преимущественно кредитовал своих же собственников, один из которых (депутат Госсовета Татарстана Роберт Мусин) возглавлял его правление. Рано или поздно эта бизнес-модель должна была завести в тупик.

Как разъяснили "РГ" в СКР, следственными органами СК по Татарстану против Роберта Мусина возбуждено уголовное дело. Он подозревается в мошенничестве, совершенном в особо крупном размере. По предварительной версии следствия, в августе 2016 года сотрудники Татфондбанка для получения кредита и "последующего хищения денежных средств предоставили в Центральный банк России фиктивные сведения о наличии высоколиквидного актива, обеспеченного кредитными договорами с другими акционерными обществами". Сразу после получения кредита более 3 миллиардов рублей оказались на счетах аффилированных с банком организаций.

Отчетность Татфондбанка была прекрасна, на протяжении четырех лет он стабильно показывал уровень просрочки по совокупному кредитному портфелю около 3 процентов (на последнюю отчетную дату - 3,3 процента), что существенно ниже уровня по банковской системе в целом (6,9 процента), отмечает эксперт Аналитического центра при правительстве РФ Даниил Наметкин. В очередной раз тяжелейшее состояние крупного банка было выявлено поздно из-за недостаточной эффективности системы оценки качества активов, которая была у Банка России, считает Наметкин.

В частности, банк был "чист" на момент передачи в его капитал облигаций федерального займа в начале 2016 года. Это единственный случай банкротства банка, участвовавшего в антикризисной программе по докапитализации, и вряд ли минфину удастся вернуть свои 1,4 миллиарда рублей.

В Следственном комитете говорят, что сейчас активно идут "необходимые следственные действия, направленные на установление всех обстоятельств произошедшего". А накануне Советский районный суд Казани арестовал Мусина до 16 апреля 2017 года. Мусин вину не признал и добавил, что возражает против ареста, поскольку никуда не скрывался. Защитники Мусина говорили в суде, что преступление, в совершении которого подозревается банкир, из области предпринимательской деятельности, и такая мера пресечения, как арест, использоваться не может. Но суд с ними не согласился.

До Мусина в Подмосковье был задержан зампред правления банка Сергей Мещанов, который по решению суда пробудет под арестом как минимум до 2 апреля. Кроме этих двоих задержаны зампред Татфондбанка Вадим Мерзляков, начальник управления активных операций "ТФБ Финанс" Илнар Абдульманов и руководитель отдела клиентского сервиса Рустам Тимербаев. Оба также занимали должности в Татфондбанке. Впереди у арестованных банкиров допросы и очные ставки.

Судя по той информации, которую обнародует СК, в банке действовала классическая преступная группа, наживающаяся на деньгах вкладчиков и кредиторов. Первыми забили тревогу и обратились в прокуратуру Татарстана кредиторы банка.

После этого ФСБ возбудило уголовное дело, которое спустя месяц попало в СК. Сумма в 3,103 миллиарда рублей - это особо крупный размер, и этот ущерб нанесен Банку России.

История с Татфондбанком еще раз доказывает, что риски ухудшения финансового положения даже в крупных банках сохраняются. "По мере перехода к более жестким требованиям регулятора к банкам как по достаточности капитала, так и начисления резервов, а также усиления надзора и повышения его качества, проблемы могут быть выявлены и в других кредитных организациях, казавшихся финансово устойчивыми", - предупреждает Даниил Наметкин.

Оснований для серьезного беспокойства за ситуацию в банковской сфере Татарстана уже нет, крупнейший в республике и "опорный" для региональных властей банк "Ак Барс" обладает достаточной устойчивостью, заявил Дмитрий Тулин. Банк России пришел к выводу, что информационные атаки на "Ак Барс" с большой вероятностью явились следствием недобросовестной конкуренции.

С начала года Банк России отозвал лицензии у 7 банков, тогда как за весь прошлый год - у 97. Но главное - не количество, а размер активов банков-банкротов. Из последних громких случаев Татфондбанк (42-е место) уступает лишь Внешпромбанку (40-е место), который лишился лицензии чуть более года назад. В России остается 568 банков, но, как писала "Российская газета", ближайшие три-пять лет вряд ли переживут более чем полторы-две сотни из них.

Игорь Зубков, Наталья Козлова

                                                                                                                                                  

 

 

 

 

 

 

 

06 Марта 2017 09:56

Адрес страницы: https://sledcom.ru/press/smi/item/1105820