"Астраханские ведомости": Давление на следствие с самого начала было колоссальным


Илья Деев: «Давление на следствие с самого начала было колоссальным»

3 июня 2010 года Астраханский областной суд с участием присяжных заседателей вынес обвинительный приговор в отношении бывшего начальника управления по борьбе с организованной преступностью при УВД области Рината Салехова, а также сотрудников милиции Юрия Крашенинникова, Андрея Клыканова, Владимира Григоршева, Максима Соколова и местных жителей Серегея Величко, Сергея Никишова, Петра Голикова, Ильдара Фатехова и Владимира Сластунова.

Уголовное дело расследовалось Главным следственным управлением СКП России. Подробности о том, как продвигалось следствие по этому громкому делу, мы узнали у входившего в состав следственной группы следователя по особо важным делам следственного управления по Астраханской области Ильи Деева (на фото):

- Илья Николаевич, как вел себя Ринат Салехов во время проведения расследования? Шел ли он в каких-то моментах на контакт со следствием? Признавал ли в чем-то свою вину?

- Нет, после непосредственного задержания и в ходе всего следствия виновным ни в каких преступлениях Салехов себя не признавал. Давал очень скудные показания и пояснял, что он ни к чему не причастен. Вел себя самоуверенно, можно даже сказать нагло. Неоднократно делал заявления о том, что его уголовное преследование – это провокация, а любые доказательства следствия расценивал как сфабрикованные. По внешнему виду и поведению было заметно, что Салехов очень рассчитывал на какие-то свои связи и намеривался избежать наказания. Ведь с его слов всем было известно, что он якобы имеет каких-то влиятельных покровителей в органах МВД России.

Под следствием Салехов постоянно заявлял, что у него имеются компрометирующие материалы, в том числе и в отношении руководства следственного управления по Астраханской области, которые и стали причиной его уголовного преследования. Грозился, что он выдаст эту информацию и тогда «все всё поймут». Однако ни в ходе следствия, ни на суде эти материалы так никто и не увидел. Ясно было, что он вводил следствие в заблуждение, чтобы внести смуту в дело, показывал, что у него имеются какие-то козыри. Никаких оправдывающих себя сведений, которые имели бы следственный интерес, Салехов так и не представил.

- Что послужило отправной точкой для начала расследования?

- Во-первых, изучение тех уголовных дел прошлых лет, которые считались нераскрытыми. К ним относится и убийство атамана Беланенко, который выжил после покушения и находился в больнице на лечении. Было очевидно, что стрелявшие обязательно постараются довести свой преступный умысел до конца. Потому руководством УВД было принято решение выставить охрану в больнице для обеспечения безопасности ценного свидетеля. Именно Салехов предложил сделать это силами сотрудников УБОП. И, что интересно, охрана в больнице была снята по указанию Рината Салехова непосредственно в ночь перед убийством Беланенко.

Данный факт не мог не заинтересовать: почему охрана была убрана без всяких на то оснований, если имелись опасения, что человека могут убить? Халатность или злой умысел?

Во-вторых, как выяснилось теперь, Беланенко не вписался в разработанную Салеховым схему криминальных влияний и отношений. Кстати, сейчас уже установлено, что Салехов сам нарисовал схему больницы и отдал через Крашенинникова исполнителям убийства.

Ну а потом, уже после ареста Салехова, на контакт со следствием пошли различные лица, осведомленные и других фактах преступной деятельности полковника, в том числе и члены вооруженных групп, которые сами совершали преступления по указанию Салехова.

- Выяснило ли следствие, когда и с чего началась деятельность Салехова, признанная судом в первой инстанции преступной?

- С 2003 года Салехов непосредственно закрепился как начальник управления по борьбе с организованной преступностью. С этого времени и ведем отсчет. Первое преступление – организация убийства адвоката Замосковичева. В то время у Салехова был конфликт с влиятельной и известной в криминальных кругах Астрахани семьей предпринимателей Степановых. Следствием доказано, что начальником УБОП был организован настоящий «прессинг» Степановых –подбросы оружия, инициации различных проверок, создание других искусственных проблем. В итоге Виктор Степанов был привлечен к уголовной ответственности. Его отец попытался откупиться от Салехова и передал через его сообщницу 600 тысяч долларов США (по курсу того времени – около 19 миллионов рублей), но это оказалось напрасным.

Тогда Степанов-старший нанял специалиста из Московской коллегии адвокатов Евгения Замосковичева, который временно переехал в Астрахань и стал активно собирать на Салехова компрометирующий материал по поводу его сотрудничества с преступными группами, видеозаписи и аудиозаписи встреч, фотографии. Все это адвокат собирался предоставить в органы прокуратуры и федеральной службы безопасности, чтобы пресечь незаконную деятельность Салехова.

Не сумел. Был убит во дворе доме, а записи и фотографии были похищены. А убийство это сотрудники УБОП попытались «повесить» на Степанова-младшего: в его доме под подушкой был «обнаружен» пистолет, из которого якобы был убит адвокат.

- А из-за чего начался конфликт Салехова со Степановыми?

- Это все экономические вопросы. Салехов, как удалось установить следствию, негласно занимался предпринимательской деятельностью, то есть контролировал через преступные группы свой теневой бизнес, в том числе и икорный. Занимался вымогательством денег, которые собирали и отдавали ему члены ОПГ. Схема была проста: предпринимателю предлагалось покровительство, в случае отказа – поджоги машин, угроза физической расправы и убийства, а также уголовное преследование.

А достаточно обеспеченные Степановы – владельцы «Астраханского рисового завода» - платить не хотели. Да и признавать авторитет Салехова. Такого Салехов, которого все в городе уже его боялись, простить не мог. Он вообще человек целеустремленный, это по его деятельности видно, он мог добиться своего любыми методами. Поставил себе цель – исполнил.

- Как строились отношения Салехова с известными астраханскими преступными группировками? Были ли в их составе его бывшие сотрудники или друзья?

- В основном в Астрахани действовали две достаточно крупные преступные группы – «Русский клуб» и «Татарский профсоюз». «Татарский профсоюз» – более этническая группа, в нее входили в основном лица татарской национальности. Большинство «клубовцев» - бывшие сотрудники правоохранительных органов, ОМОНа, СОБРа, а также обычные граждане, занимающиеся преступной деятельностью. Бывших сотрудников Салехова среди них не было.

Как складывались отношения? Мы выяснили, что Салехов, используя свое служебное положение, первоначально инициировал уголовное преследование в отношении членов этих преступных групп. Потом, когда обзавелся более надежными сотрудниками и агентурным аппаратом, стал использовать свой статус для решения собственных вопросов. Например, забрасывал информацию, что члены одной группировки готовят преступление в отношении членов другой группы, то есть просто сталкивал бандитов лбами. Можно сказать, что играл ими как марионетками. А вскоре криминалитет понял, что проще не конфликтовать с Салеховым, а сотрудничать – в обмен на общее покровительство. Т.е. полковник закрывал глаза на их преступления и получал возможность использовать членов любых преступных группировок как исполнителей заказанных им преступлений.

Как таковой «преступной группы Салехова» не существовало. В основном преступления совершались подгруппой «Русского клуба», которая называлась «Русский стиль». Управлял ей Величко, который тоже осужден. В основном люди, которые совершали преступления, находились в подчинении у Величко.

В бытность Салехова члены преступных групп в Астрахани чувствовали себя вольготно. Каждый обыватель знал, кто «клубовский», а кто с «профсоюза», кто на каких автомобилях ездит и где постоянные места их встреч. Бандиты вели себя открыто, нагло, ни в чем себе не отказывали.

- Есть такая точка зрения, что Салехов наводил порядок в городе, разбираясь с преступными группировками их же методами, компенсируя таким образом слабость закона справедливостью «понятий». Как вы относитесь к такой точке зрения?

- Мнение о том, что он был неким Робин Гудом, который поддерживал баланс, - все это, я считаю, полная глупость. Он, кстати, сам заявлял такую позицию в ходе судебных заседаний, избрал такой способ защиты. Мол, я всегда действовал во имя справедливости. Но ведь он прежде всего офицер, человек в погонах, занимал высокопоставленную должность в правоохранительных органах. И руководствоваться должен законодательством, должностными инструкциями, а не бандитскими понятиями. Я считаю, если в городе есть преступность – ее нужно искоренять, имеются группировки – их членов надо сажать в тюрьму, а не стравливать между собой в надежде на то, что они сами перестреляют друг друга.

От таких методов, кстати, больше всего страдали обычные граждане, которые становились случайными свидетелями и жертвами бандитских разборок, боялись сходить в кафе или начать свой бизнес. Ведь доход у группировок шел в любом случае за счет вымогательств. Бизнесмены платили денежные средства просто за возможность осуществления предпринимательской деятельности. А еще доход приносили наркотики, оборот оружия, игровые залы, проституция. Так что страдали-то простые граждане, а преступники наслаждались жизнью.

- Каков был механизм зарабатывания денег? Не раз фигурировало в СМИ семейное имущество Салехова. Удалось ли доказать, что оно приобретено незаконно? Наложен ли на него арест?

- Супруга владела ресторанным бизнесом, и у нас достоверно доказано, что Салехов вносил в кассу данной организации денежные средства в сотнях тысячах рублей, неизвестно откуда полученных, явно не из своей заработной платы. Другого официального источника дохода он не имел. От кого он получал деньги, какие суммы – узнать не удалось, потому что по всем финансовым вопросам, по данным следствия, он общался непосредственно с руководителями преступных групп. А на контакт со следствием шли в основном рядовые члены группировок, не осведомленные о финансовых взаимоотношениях своих главарей.

Гособвинитель на стадии прений отказался от обвинения по статье о легализации денежных средств, добытых преступным путем, в связи с изменениями в законодательстве. Согласно поправкам, уголовной ответственности теперь подлежит отмывание денежных средств в сумме не менее 6 миллионов рублей. По делу Салехова доказать удалось внесение им в кассу фирмы жены чуть меньшей суммы.

В ходе следствия накладывался арест на движимое и недвижимое имущество, в деле есть исковые заявления, что-то пойдет в счет возмещения ущерба и морального вреда потерпевшим по делу лицам.

- С чем связано решение суда о возврате Салехову денег и автомобиля?

- Решение суда связано как раз с этими изменениями в законодательстве.

- Какие еще составы преступления по делу Салехова не удалось доказать в суде?

- Прежде всего, решили отказаться от состава «Организация и руководство бандой». Это довольно сложная для присяжных – непрофессиональных судей – юридическая конструкция, поэтому не стали рисковать.

- Оказывалось ли давление на следствие? Были ли попытки договориться или прямые угрозы?

- Давление с самого начала было колоссальным. Прямых попыток «договориться» со следствием не было. Но были и угрозы, и попытки скомпрометировать.

В момент задержания Салехова было видно, как к нашему зданию (мы тогда размещались на улице Бабушкина) подъехали и представители от администрации, и руководящие лица из УВД. Все они выступали за Салехова и были уверены, что оснований для задержания нет. А в 50-100 метрах от здания по обеим сторонам улиц наблюдались скопления людей из числа организованных преступных групп. Бандиты приехали, чтобы поддержать Салехова и других задержанных.

Мы первоначально сидели на работе чуть ли не до утра каждый день, потому что было необходимо выполнить большой объем следственных действий с немалым числом задержанных. А бандиты своим видом и присутствием хотели выразить угрозу и давление, зная, что мы осведомлены, какими методами они привыкли решать вопросы.

В январе 2008 года во дворе дома, где проживал следователь, который первоначально начал расследование, неизвестные пытались убить его из обреза ружья. После это дело было передано в Главное следственное управление. Подозреваемые сейчас находятся в розыске.

А мы продолжаем работу. Уже направили в суд уголовное дело в отношении еще одного соучастника преступной группы Салехова, который до декабря прошлого года скрывался от следствия в Москве по поддельным документам – Павла Носкова, обвиняемого в непосредственном исполнении убийства Беланенко и его соседа по палате.

Скоро в суд пойдут и другие дела – с теми же фигурантами. Например, о похищении и убийстве Виктора Степанова, чей труп в октябре 2009 года был обнаружен в степной зоне Ленинского района г.Астрахани.

После пожизненного приговора Салехову люди перестали бояться обращаться в следственные органы и рассказывать об обстоятельствах преступлений, которые были совершены во времена «черного полковника» и долгое время оставались не раскрытыми.

От редакции: Напомним, что приговор по делу Рината Салехова не вступил в законную силу. Следовательно, вину осужденных пока нельзя считать окончательно доказанной. Стороны имеют право обжаловать приговор в Верховном суде РФ.

P.S. Мы попытались связаться с адвокатами Рината Салехова, чтобы узнать позицию обвиняемой стороны. Но адвокат через доверенное лицо передал отказ от любых комментариев. По неподтвержденным данным, адвокаты Салехова, Крашенинникова и Величко сегодня подали апелляцию в Верховный суд по всем статьям, в которых их подзащитные признаны виновными.

 Газета «Астраханские ведомости» от 11 июня 2010 г. № 22.  

11 Июня 2010 02:00

Адрес страницы: https://sledcom.ru/press/smi/item/507881