Интервью Председателя Следственного комитета Российской Федерации А.И. Бастрыкина "Российской газете"

20 Января 2015

Причина и следствие

Александр Бастрыкин: за коррупцию мы привлекли 2487 лиц из числа «неприкасаемых»

Председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин в интервью «Российской газете» рассказал, как раскрываются самые сложные преступления и зачем надо дописывать законы.

Александр Иванович, прошедший год оказался для Следственного комитета, судя по всему, удачным. Вашему ведомству удалось изолировать многих опасных преступников, главарей и участников страшных банд. И по некоторым таким делам уже есть приговоры с огромными тюремными сроками. Какие из подобных расследований вы бы назвали самыми серьезными?

Александр Бастрыкин: Совместно с сотрудниками ФСБ, МВД и ФСИН России пресечена деятельность хорошо вооруженной так называемой воркутинской банды Ифы-Козлова, насчитывающей 29 человек. В ее состав входили бывшие сотрудники правоохранительных органов, участники боевых действий и спортсмены. На счету банды 12 убийств, захваты заложников, легализация преступных доходов и целый ряд других особо тяжких преступлений. В ходе следствия на имущество членов преступной организации наложен арест на сумму более 200 миллионов рублей. Уголовное дело уже направлено в суд. Завершено следствие также в отношении лидера банды в Курганской области. Он уже осужден на 23 года лишения свободы. Суд посчитал его причастным к 18 убийствам и 7 разбойным нападениям.

В этом же криминальном списке банда ГТА?

Александр Бастрыкин: Да. Благодаря профессионализму следователей, оперативных подразделений ФСБ и МВД удалось раскрыть убийства, совершенные этой опаснейшей бандой, упоминаемой в СМИ как ГТА, в 2012-2014 годах в отношении владельцев автотранспорта. Кроме того, Главным следственным управлением СК по Санкт-Петербургу буквально за считаные дни раскрыто убийство директора завода «Кока-Кола» Дмитрия Сошнева.

В минувшем году осуждены члены так называемой Ореховской преступной группировки, совершившие убийства 20 человек, в том числе в 1998 году убийство старшего следователя военной прокуратуры Юрия Керезя.

По результатам нашего расследования в Кабардино-Балкарской Республике судом признаны виновными 57 участников преступного сообщества.

Они совершили убийства 35 сотрудников правоохранительных органов и 15 лиц гражданского населения в ходе вооруженного нападения на город Нальчик в 2005 году. Следователями Следственного комитета изобличен бывший мэр Махачкалы Амиров, готовивший террористический акт против главы регионального Пенсионного фонда, должностные лица, виновные в крушении теплохода «Булгария», а также в аварии на Саяно-Шушенской ГЭС.

Такие примеры высококвалифицированной следственной работы можно продолжить. Как видите, следователи Следственного комитета успешно расследуют сложные преступления, несмотря на большие объемы уголовных дел, где количество томов порой исчисляется сотнями.

Сколько доказательств надо собрать, чтобы они заполнили сотни томов?

Александр Бастрыкин: Смотрите, только в ходе следствия об организаторах и участниках преступного сообщества, совершивших нападения на здания правоохранительных органов в Нальчике, проведено 126 осмотров мест происшествий, 192 обыска, 1668 различных судебных экспертиз, допрошено почти 2500 свидетелей. В итоге 57 террористов получили от 4 до 23 лет лишения свободы, а пятеро приговорены к пожизненному лишению свободы.

Учитывая все нарастающую активность экстремизма и терроризма в мире, что показывают события во Франции и других странах, мы постоянно ведем борьбу с этими опасными явлениями. За прошедшие годы мы практически раскрыли все террористические акты. Усилили неотвратимость ответственности за экстремизм. Если в 2013 году было возбуждено 460 таких дел, то в 2014 году около шестисот, что почти в полтора раза больше.

Как вы относитесь к так называемым громким делам? К тем, где фигурируют известные личности, часто на больших должностях?

Александр Бастрыкин: Если говорить откровенно, то к делам против фигурантов, чьи фамилии у всех на слуху, у нас отношение сугубо профессиональное. Если имеется состав преступления, отвечай за содеянное. Даже если это так называемый спецсубъект, а по-народному неприкасаемый? Александр Бастрыкин: Начиная с 2011 года к уголовной ответственности за коррупционные преступления мы привлекли 2487 лиц, обладающих особым правовым статусом. Среди них 37 депутатов законодательных органов субъектов, 1703 депутата и выборных глав органов местного самоуправления, 12 судей, 65 прокуроров, 213 адвокатов, 231 следователь МВД, 34 следователей ФСКН, 1 следователь ФСБ. При этом мы бескомпромиссно очищаем и собственные ряды от предателей. К уголовной ответственности привлечено 44 следователя Следственного комитета.

А какую роль играет Следственный комитет в защите экономических интересов государства?

Александр Бастрыкин: В прошедшем году нашими следователями возбуждено 30 тысяч уголовных дел в сфере экономики. Окончены производством 18 тысяч дел, что на 15 процентов больше, чем годом раньше. В суд направлено 14 тысяч уголовных дел (+14 процентов) о хищениях и легализации бюджетных средств при государственных закупках, в сферах ЖКХ, здравоохранения, образования.

Следственный комитет и Счетная палата подписали Соглашение о сотрудничестве и порядке взаимодействия. Проведены совместные заседания коллегий с Федеральной налоговой службой и Росфинмониторингом. Все это позволило прицельно сконцентрировать усилия на противодействии экономическим преступлениям, привлечении к ответственности виновных, оценке и возмещении нанесенного государству материального ущерба. В итоге по делам об экономических преступлениях обеспечено возмещение ущерба на сумму более 25 миллиардов рублей.

Между тем эксперты утверждают, что для серьезной борьбы с экономической преступностью у нас недостаточно развита законодательная база. А вы что думаете по этому поводу?

Александр Бастрыкин: Уже реализованы наши предложения по предупреждению рейдерских захватов предприятий, что позволило криминализировать действия, составляющие так называемые серые схемы рейдерства. Новые нормы получили эффективную правоприменительную реализацию. В суд направлено уже более 150 уголовных дел этой категории.

Обновленные по инициативе Следственного комитета нормы уголовной ответственности за невыплату заработной платы дают более трехсот ежегодно направляемых нашими следователями в суд уголовных дел.

Вступили в силу подготовленные по инициативе Следственного комитета поправки, изменяющие порядок возбуждения уголовных дел о налоговых преступлениях. Теперь приступить к расследованию можно будет не только по материалам налогового органа, но и органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. Это существенно повысит уровень выявления налоговых махинаций и даст возможность увеличить объемы поступающих в государственную казну платежей.

Год только начался. Что планируете?

Александр Бастрыкин: В ежегодном Послании Федеральному Собранию президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин обозначил приоритетные для страны направления экономической политики. Кроме пересмотра непосредственно экономического инструментария для их реализации потребуется перенастройка и отдельных уголовно-правовых мер. Поэтому в 2015 году в тесном взаимодействии с Минобороны России, Росфинмониторингом и Счетной палатой особое внимание нами будет уделено пресечению возможных преступных злоупотреблений при выполнении государственного оборонного заказа и обеспечению целевого расходования бюджетных средств.

Помимо этого в Госдуму внесен подготовленный при активном участии Следственного комитета законопроект о введении уголовной ответственности за незаконное установление контроля иностранным инвестором над российским предприятием, имеющим стратегическое значение для укрепления обороны и безопасности Российской Федерации.

Не боитесь, что вас обвинят в препятствовании работы иностранных инвесторов?

Александр Бастрыкин: Предлагаемая мера не будет ограничивать участие иностранного капитала в российских стратегических предприятиях, а направлена исключительно на соблюдение уже установленных законом запретов.

Кроме того, поддержаны законодательные предложения Следственного комитета о мерах по противодействию злоупотреблениям при проведении приватизации госимущества. Их реализация позволит ввести запрет на участие в приватизации граждан государств, входящих в офшорные зоны, организаций, зарегистрированных в таких странах, а также контролируемых ими российских юридических лиц, обеспечивая прозрачность приватизации и исключая офшорные схемы сокрытия бенефициара приватизируемого имущества.

Чего будет добиваться ваше ведомство в этом направлении?

Александр Бастрыкин: Мы настаиваем на введении уголовной ответственности юридических лиц, без которой невозможно экстерриториальное уголовное преследование иностранных организаций, финансирующих терроризм, спонсирующих дестабилизацию политической обстановки, а также другие транснациональные преступления, совершаемые на территории России. Без этого института затруднена репатриация капитала, нажитого преступным путем и выведенного за рубеж. Проект закона поддержан Росфинмониторингом, Центробанком, Институтом законодательства и сравнительного правоведения при правительстве РФ, Финансовым университетом при правительстве.

В конце прошлого года Конституционный суд признал не соответствующей Конституции статью 159.4 УК РФ (мошенничество в сфере предпринимательской деятельности). Вы же говорили об этом не раз, критикуя мягкое наказание коммерсантов в отличие от других категорий граждан.

Александр Бастрыкин: Следственный комитет последовательно выступал против данной нормы еще со стадии рассмотрения законопроекта. В частности, нами указывалось на то, что установление более мягкого уголовного наказания для предпринимателей, совершивших мошенничество, не соответствует конституционному принципу равенства всех перед законом. Кроме того, под действие этой статьи подпадали хищения государственного имущества, прикрываемые приватизационными сделками, государственными контрактами, а также незаконное завладение денежными средствами граждан под видом оказания туристических услуг.

Отрадно, что позиция Следственного комитета совпала с позицией Конституционного суда.

Чем «вооружены» следователи, чтобы раскрывать преступления?

Александр Бастрыкин: Всех секретов по понятным причинам не раскрою, но скажу, что мы энергично внедряем уникальные экспертные технологии, которых нет в других правоохранительных органах. В их числе ДНК-скрининг многотысячных групп проверяемых лиц; информационно-аналитические исследования электронных баз данных автотранспорта, операторов сотовой связи; экспертиза компьютерных устройств на современных платформах. С 2014 года полноценно функционируют две новые ДНК-лаборатории Следственного комитета, обеспечивающие потребности следственных органов Уральского и Приволжского федеральных округов.

Так, при исследовании в ДНК-лаборатории Следственного комитета биологических следов, изъятых с мест происшествий по фактам убийств детей во Владимирской области, в Рязани, в Омске, экспертами были обнаружены трудно выявляемые следы, которые позволили изобличить преступников.

Следственный комитет - новый государственный орган. Он появился в ходе судебной реформы 2007 - 2011 годов по решению президента России. Завершен еще один год работы. Как вы его оцениваете?

Александр Бастрыкин: Следственный комитет в качестве самостоятельного федерального государственного органа стал функционировать с 15 января 2011 года. Новый следственный орган страны успешно прошел период становления, состоялся и функционирует с нарастающей отдачей, последовательно усиливая уголовно-правовые меры по противодействию преступности. С момента образования Следственного комитета РФ рассмотрено почти три с половиной миллиона сообщений о преступлениях, возбуждено свыше 500 тысяч уголовных дел, в суды направлено более 360 тысяч уголовных дел. Раскрыто почти 29 тысяч преступлений, уголовные дела по которым были приостановлены в прошлые годы и до реформирования следственных органов, что называется, пылились на полках. А это более 2800 убийств, 3 тысячи изнасилований и умышленного причинения тяжкого вреда здоровью граждан. Результативно работают следственные органы Следственного комитета, которые мы создали в Крымском федеральном округе практически с нуля. По данным Всероссийского центра изучения общественного мнения, граждане страны позитивно оценивают деятельность Следственного комитета и уверены, что его активная позиция позволяет успешно бороться с преступностью. Такой же отзыв о нашей работе прозвучал на встречах с депутатами Государственной Думы - участниками Общероссийского народного фронта и членами Совета Федерации, с которыми обсуждены самые актуальные вопросы по противодействию преступности и намечены пути их решения. Нам доверяют, а это главный критерий оценки всей нашей деятельности.

Как простому гражданину до вас достучаться?

Александр Бастрыкин: Сегодня для граждан доступны практически все каналы связи с нами: личный прием, круглосуточный телефон доверия, возможность направления обращений по Интернету. Все заявления граждан проверяются в установленном порядке и ставятся на контроль. Весь этот правовой механизм направлен на то, чтобы адекватно и своевременно реагировать на заявления, жалобы и требования тех людей, которые к нам обращаются.

В прошедшем году мы начали внедрять новую форму работы с общественными организациями. В декабре 2014 года на заседании коллегии Следственного комитета, посвященном практике рассмотрения сообщений о преступлениях в отношении несовершеннолетних и повышению эффективности расследования преступлений в сфере экономики, принимали участие члены Общественного совета при Следственном комитете и Консультативного совета по вопросам оказания помощи детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей. Такой формат, безусловно, позволяет повысить прозрачность деятельности Следственного комитета и дает хорошую возможность открытого диалога с общественными институтами. На это всех нас ориентирует президент Российской Федерации, поскольку доверие общества - основной критерий работы государственных органов и залог успеха.

Необходимо отметить, что разделение функций предварительного следствия и надзора положительно повлияло на качество следствия и состояние законности.

И эти утверждения можно доказать цифрами?

Александр Бастрыкин: Приведу лишь несколько ключевых позиций.

Раскрываемость убийств (в сравнении с 2006 годом) возросла с 82 до 91 процента, фактов умышленного причинения тяжкого вреда здоровью с 74 до 90 процентов, а изнасилований с 86 до 96 процентов. Существенно снизилось количество нераскрытых преступлений. Так, если в 2008 году количество таких дел составляло около 20 процентов, то по итогам 11 месяцев 2014 года - 10 процентов.

Сократилось количество необоснованных решений об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлениям граждан. Это же констатирует прокуратура. Если в 2013 году отменено 94 тысячи решений, то в 2014 году - 77 тысяч. И надо отметить, что значительно уменьшилось число таких отмен именно прокурорами. В сравнении с 2008 годом количество, например, отмененных постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела сократилось в три раза, и над этим мы последовательно работаем в тесном взаимодействии с органами прокуратуры.

Снизилось и число возвращенных прокурором для дополнительного расследования уголовных дел (находится на уровне 3 процентов). Конечно, ошибки в работе, как и в любой человеческой деятельности, случаются. Но и здесь есть положительная динамика.

Если в 2006 году (когда следователи еще находились в ведомственном подчинении у прокуроров) число граждан, необоснованно привлеченных к уголовной ответственности на стадии предварительного следствия, было 1185, то по итогам 2013 года - 711, а в 2014 году - 422. Практически в 4 раза сократилось число указанных лиц, содержавшихся под стражей, - с 529 (в 2006 году) до 113 (за 11 месяцев 2014-го).

Почти в 5 раз уменьшилось число оправданных (2006 г. - 1885; 11 месяцев 2014 г. - 399), а содержащихся под стражей лиц, которые были реабилитированы судом, также сократилось в 5 раз (2006 г. - 425; 11 месяцев 2014 г. - 93).

Но и эти досадные случаи также являются нетерпимыми. Мы с ними боремся, с тем чтобы исключить эти факты из практики.

Из этого надо сделать вывод, что все в ведомстве идет нормально?

Александр Бастрыкин: Мы «не почиваем на лаврах», планомерно работаем над устранением упущений. Образована Академия Следственного комитета РФ. Совершенствуется система ведомственного контроля, с тем чтобы добиться сокращения нередко длительных сроков расследования, а также полного возмещения причиненного преступлениями ущерба. Нами проанализированы слабые места в работе, определены следственные управления, где имеются существенные просчеты. Некоторые руководители освобождены от занимаемых должностей.

Что сейчас главное в профессии следователя?

Александр Бастрыкин: Быть следователем может только тот, кто любит свою работу. А главным в профессии следователя, как отмечал выдающийся российский юрист 19 века Анатолий Федорович Кони, должна быть справедливость и отношение к чужому горю как к горю собственному. Сегодня практическая значимость этих слов вполне очевидна. Следователь должен руководствоваться не только юридическими, но и нравственными законами, отдавая им предпочтение, отыскивая истину. Именно на это мы нацеливаем наших сотрудников. Распутывая сложнейшие преступления, они ведут, образно говоря, ежедневный поединок добра со злом за торжество справедливости. Без их самоотверженности, преданности делу, полной самоотдачи и энергии наши успехи были бы невозможны.

Пользуясь случаем, поздравляю всех сотрудников Следственного комитета Российской Федерации, членов их семей, ветеранов следственных органов страны, кадетов и студентов образовательных учреждений Следственного комитета, их преподавателей, учителей и наставников с четвертой годовщиной образования Следственного комитета Российской Федерации и желаю им здоровья, счастья, крепости духа и оптимизма!

Наталья Козлова

Обращения граждан

Интернет-приемная

Следственный комитет в соцмедиа:
Выбрать файл
Файл не выбран
Загрузка...
Не можете разобрать? прослушать код
поделиться