Интервью Председателя Следственного комитета Российской Федерации А.И.Бастрыкина "Российской газете"

11 Ноября 2010

Неприкасаемым предъявят счет

Александр Бастрыкин: Лица с особым правовым статусом должны отвечать за преступления, как все

Следственный комитет РФ, который на протяжении трех лет работал под эгидой Генпрокуратуры, стал самостоятельным ведомством. Его глава Александр Бастрыкин рассказал "Российской газете" о расследовании особо важных дел.

Российская газета: Александр Иванович, сегодня у всех на слуху зверское нападение на журналиста Олега Кашина. Понятно, что заранее организованные покушения в один день не раскрываются. Но уже звучат упреки в адрес следствия и даже безнадежные прогнозы. Как продвигается расследование этого преступления?

Александр Бастрыкин: Вчера на оперативном совещании я заслушал материалы этого дела и принял решение о передаче его для дальнейшего расследования из следственного управления по городу Москве в производство Главного следственного управления Следственного комитета. Следствием отрабатываются различные версии совершенного преступления. В качестве приоритетных рассматриваются профессиональная деятельность журналиста и его личная гражданская позиция, которую Кашин высказывал в своем интернет-блоге. К настоящему времени допрошено более тридцати человек из числа очевидцев преступления и коллег, родственников, знакомых журналиста. Назначены и проводятся несколько различных экспертиз, в том числе биологическая, генетическая, дактилоскопическая, а также криминалистическая экспертиза по материалам, веществам и изделиям. Следователи устанавливают круг лиц, возможно причастных к преступлению.

РГ: Другое ужаснувшее страну преступление - убийство 12 человек, включая малых детей, в Краснодарском крае. Вы специально выезжали туда. Какие-нибудь результаты уже имеются?

Бастрыкин: Задержаны двое мужчин по подозрению в причастности к убийству. По предварительным данным, мотивом столь жестокого преступления могла стать личная неприязнь к одному из убитых. Следствие проверяет информацию о причастности задержанных к совершению других преступлений. По оперативной информации, они являются активными участниками одной из бандитских группировок, действующей в Ростовской области и Кушёвском районе Краснодарского края. Сейчас следователи допрашивают их. Устанавливаются и другие соучастники этого жестокого и циничного преступления.

По заключениям судебно-медицинских экспертиз смерть одного малолетнего ребенка наступила от отравления угарным газом, второго - от удушения. Остальные 10 человек скончались от многочисленных колото-резаных ранений. Каждому нанесено от трех до десяти ран. На некоторых телах имеются следы термических ожогов. Пытаясь скрыть следы преступления, нападавшие подожгли дом в трех местах.

РГ: В названии Следственного комитета, который вы возглавляете, прежде была приставка "при прокуратуре РФ". Теперь его статус повышен. Это сделано для большей независимости в расследовании особо важных дел?

Бастрыкин: Конечно. У нас появилась уникальная возможность реализовать политику модернизации в области уголовного судопроизводства. Это решение придает большую самостоятельность и независимость головному следственному органу страны. При этом значительно повышается и ответственность этого органа. Новый статус позволит следователям сконцентрировать свои усилия на раскрытии наиболее тяжких преступлений - убийств, бандитских дел организованной преступности, терроризма, рейдерских захватов предприятий, мошенничества, взяточничества. Именно такой Следственный комитет развивает идею правового государства, соответствует принципу разделения следствия и прокурорского надзора.

РГ: Какие категории преступлений вы бы отнесли к приоритетным на новом для вас этапе работы?

Бастрыкин: Это прежде всего коррупционные преступления, посягающие на государственный строй, экономическую безопасность и предпринимательскую дея тельность. В числе главнейших и тяжкие преступления против личности, в первую очередь - против несовершеннолетних и других социально незащищенных групп граждан. К категории приоритетных я также отношу преступления против государственной власти, интересов государственной службы.

РГ: Расследуя уголовные дела, даже и особо важные, следователь действует в рамках закона. А насколько сам уголовный закон соответствует уровню особо важного следствия, не связывает ли он ему руки? Например, какие новые законодательные инициативы, на ваш взгляд, были бы необходимы, чтобы успешно бороться с нынешним высоким уровнем коррупции?

Бастрыкин: На мой взгляд, пора упростить порядок привлечения к ответственности лиц с особым правовым статусом. В главу 52 Уголовно-процессуального кодекса РФ необходимо внести поправки такого характера. Процедура согласования при привлечении к уголовной ответственности тех или иных должностных лиц, допустим, депутатов, и лишения их полномочий должна применяться только в том случае, если преступления совершены ими в связи с исполнением возложенных на них полномочий. В таком случае государство должно обеспечить им правовую гарантию от возможного незаконного уголовного преследования за исполнение служебных полномочий и обязанностей. В других случаях, повторюсь, за совершение преступлений они должны нести ответственность на общих основаниях. Такой подход будет соответствовать конституционному принципу равенства всех перед законом.

Если говорить дальше об изменении законодательства, то, видимо, уже на нынешнем этапе расследование всех должностных преступлений необходимо передать в подследственность Следственного комитета РФ, в том числе статьи 290 и 291 Уголовного кодекса - дача и получение взятки.

РГ: Но взятки часто тесно смыкаются с другими экономическими преступлениями. Как быть с ними?

Бастрыкин: В последующем надо передать в Следственный комитет РФ и расследование всех экономических преступлений. У наших следователей большой опыт расследования таких тяжких преступлений. А преступления из этой категории в настоящее время совершаются с особой изощренностью, с использованием различных сложных схем, целых компаний юристов. Всему необходимо противопоставить высокий профессионализм следователей. Кроме того, хочу отметить и такую необходимость: следователю нужно предоставить полномочия, чтобы он мог давать поручения органу дознания о производстве оперативно-разыскных мероприятий на этапе доследственной проверки. Это несомненно повысит эффективность следственной работы при рассмотрении материалов о коррупционных проявлениях.

Президент РФ внес в Государственную Думу законопроект, по которому следователь получит право знакомиться с материалами оперативно-разыскной деятельности по тем уголовным делам, которые находятся в его производстве. Надеемся, такой закон будет принят.

РГ: Анализируя практику расследований, в каких областях вы обнаруживаете повышенный коррупционный фон?

Бастрыкин: По нашему мнению, наиболее коррумпирована та сфера, где присутствуют значительные бюджетные средства.

На этом фоне все чаще выделяются хищения бюджетных средств, выделяемых государством на здравоохранение. Приведу лишь несколько примеров. В августе прошлого года, как вы знаете, были осуждены руководители Федерального фонда обязательного медицинского страхования за систематическое получение взяток в сумме свыше 10 миллионов рублей. А уже в текущем году в ряде регионов страны пресечены многочисленные хищения бюджетных средств при закупках медицинского оборудования. Следственными органами возбуждены уголовные дела по фактам мошенничества при закупке томографов и другого высокотехнологичного медицинского оборудования на сумму свыше 7 миллиардов рублей. Астрономическая сумма, не правда ли?

Другой наиболее коррумпированной сферой является та область государственного управления, где чиновники наделены какими-либо распорядительными функциями. У них появляется возможность получать мзду, а граждане вынуждены платить за то, чтобы подвигнуть этого чиновника на выполнение его прямых обязанностей, чтобы он принял вполне законное решение в пользу просящего.

РГ: Как ученый и аналитик, каким вы видите портрет типичного коррупционера?

Бастрыкин: Это лица, у которых на первом плане всегда стяжательство и личное обогащение. Такие люди ни во что не ставят интересы как отдельных граждан, так и общества в целом. В зависимости от размера куша они готовы пойти на нарушение любых законов и норм, действующих в государстве. Их главная задача - обеспечить свое благосостояние как за счет государства, так и за счет населения. Исходя из практики среди коррупционеров, привлеченных к уголовной ответственности, преобладают государственные и муниципальные служащие, должностные лица органов внутренних дел, таможенники, а также чиновники органов местного самоуправления.

РГ: Какие громкие дела по продажным чиновникам вы считаете успешно расследованными? Справедливо ли мнение, что органы бьют по низам коррупции, а высокие столоначальники недосягаемы?

Бастрыкин: Необходимо отметить, что нами наработан значительный опыт изобличения коррупционеров. Среди них немало лиц, занимающих ответственные государственные должности. Пресечена преступная деятельность председателя Думы Ставропольского края, заместителей губернаторов Брянской, Волгоградской и Орловской областей, исполняющего обязанности вице-премьера Карелии, вице-губернатора Курганской области, высоких должностных лиц в правительствах Амурской и Новосибирской областей. В сентябре нынешнего года завершено следствие по делу бывшего заместителя председателя Московской областной Думы Дупака, обвиняемого в мошенничестве, легализации преступных доходов и уклонении от уплаты налогов. В результате различных махинаций с его участием было продано 127 гектаров земельных угодий в Люберецком и Можайском районах, причиненный ущерб превысил 15 миллиардов рублей. Поэтому, судите сами, уходят или нет от ответственности высокие чины.

РГ: Что может остановить продажного чиновника - закон, неотвратимость наказания, публичность? У вас есть рецепты против этого зла?

Бастрыкин: Эти рецепты выработаны на государственном уровне. Национальной стратегией, утвержденной указом президента Дмитрия Анатольевича Медведева в апреле нынешнего года. Национальным планом противодействия коррупции на 2010 - 2011 годы, где предусмотрен единый антикоррупционный механизм, перед которым чиновники всех уровней будут равны. Задача же Следственного комитета - обеспечить неукоснительное действие принципа неотвратимости наказания за совершенное преступление. Когда каждый коррупционер, еще не изобличенный в преступлении, будет понимать, что рано или поздно ему предъявят счет за содеянное и он понесет наказание, то его разум должен подсказать: "Остановись&!quot;

И еще хочу подчеркнуть, что без поддержки общества в этой работе правоохранительным органам не удастся эффективно противодействовать коррупции. Пока граждане будут мириться с поборами на каждом углу, пока будут покорно платить взяточникам дань, жизнь коррупционера будет процветать. Ему безразлично, что человек собрал, может быть, последние деньги, лишил свою семью благ, лишь бы заплатить мзду коррупционеру - иначе не решить важный для него законный вопрос. Надо делать такие факты публичными, а для этого, по-видимому, надо выдвигаться на первый план и средствам массовой информации. Давайте через вас, через телевидение рассказывать о мздоимцах, показывать их на экране, печатать их фотографии и сообщать о тех мерах, которые ждут чиновника в случае нарушения закона.

РГ: С самого начала работы Следственный комитет уделяет большое внимание защите прав наиболее социально незащищенных слоев населения. Было много случаев убедиться, что следователи, в частности, неравнодушно подходят к расследованию уголовных дел о преступлениях против детей. Чем обусловлен такой приоритет?

Бастрыкин: Приоритетные направления государственной политики в сфере защиты прав детей также определены главой государства. В них прямо указано, что борьба с преступлениями против детей требует не просто дополнительных, а системных мер. В связи с этим вопросы защиты детей имеют для нас особое значение.

РГ: Став полностью самостоятельным, готов ли Следственный комитет обеспечивать высокий уровень качества следствия, особенно по очень сложным делам? Кто будет контролировать работу следователей: прокурорский надзор или ваш внутриведомственный контроль?

Бастрыкин: Процессуальная самостоятельность следствия налагает на нас большой груз ответственности. Если оценивать его качество, можно привести такие примеры. В нынешнем году сократилось число отмененных прокурорами постановлений о возбуждении уголовных дел, а это показатель уровня следствия. Если за 9 месяцев прошлого года прокуроры отменили 193 постановления, то в нынешнем году таких случаев было 175. Меньше стало и фактов, когда постановления о возбуждении уголовных дел были отменены самими руководителями следственных органов, они сократились до 137 против 198 в прошлом году. А общее количество отмененных постановлений о возбуждении уголовных дел сократилось с 416 до 339, или на 18 процентов, что свидетельствует о повышении качества следствия.

РГ: Какие меры предпринимает Следственный комитет не только для расследования, но и для профилактики преступлений против такой социально уязвимой группы населения, как дети? Какие, на ваш взгляд, необходимо предпринять законодательные шаги, чтобы прекратить вал насилия, творимого по отношению к детям?

Бастрыкин: По нашей инициативе уже усилены уголовно-правовые меры по защите детей от преступных посягательств. Ужесточено наказание за совершение убийств, причинений тяжкого вреда здоровью, насильственных действий сексуального характера. Конечно, одними уголовно-правовыми мерами проблему насилия над детьми не решить, это все понимают. Поэтому мы предложили создать специальный центр, который занимался бы проблемами пропавших и эксплуатируемых детей. Такой центр, к примеру, создан в США и, по многим оценкам, действует довольно эффективно. Сейчас нашим предложением занимается межведомственная рабочая группа. Кроме того, мы вышли с инициативой о передаче к подследственности Следственного комитета России всех уголовных дел о преступлениях против детей. Ведь несомненно, что если расследовать такие преступления будет один орган, то это обеспечит более высокий уровень уголовно-правовой защиты детей. Такой порядок позволит сформировать единый подход, скоординировать деятельность государственных органов и общественных организаций для эффективной защиты прав несовершеннолетних.

"Российская газета" от 11 ноября 2010 г.

Обращения граждан

Интернет-приемная

Следственный комитет в соцмедиа:
Выбрать файл
Файл не выбран
Загрузка...
Не можете разобрать? прослушать код
поделиться